Наша Айгуль в тюрьме, в Москве

16.11.2008 в 21:45 | Обо всем | 5103 ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ
  • Первый рисунок

АйгульАндрей Черняков у входа в такой же гараж, какой они с Айгуль не дали построить возле дома № 55
Отказавшийся встречаться с корреспондентом «Новой» глава управы «Кузьминки» Алан Калабеков
Айгуль Махмутова: преступник или жертва? (На лестнице Кузьминского суда)

За что уже четыре месяца в московском сизо сидит 23-летняя Айгуль Махмутова из города Ишимбай? Возможно, «на голубом глазу» она взломала разветвленную коррупционную аферу: в уголовном деле, которое может начаться с ее показаний, замелькали бы имена глав управ, префектов и, возможно, членов правительства Москвы.

Кузькина масть

Тоненькая, в очках, в судебной клетке из сваренных стальных прутьев, Айгуль Махмутова не производит героического впечатления, к которому ее обязывают публикации в СМИ. Она измучена: живет в камере на 43 человека без матраса; она растеряна — видно, что сейчас только до нее начинает доходить, куда она нечаянно влезла. И ночами Айгуль, наверное, сожалеет об этом. Сидела бы себе в Ишимбае под крылышком у мамы, и зачем ее повлекла эта жестокая и жадная Москва?

Уже и зарубежные коллеги звонят: правда ли, что в Москве снова преследуют юную журналистку, главного редактора газеты «Судьба Кузьминок»? И да, и нет, но сначала все-таки нет. Айгуль — недоучившаяся студентка довольно-таки левого университета, «главным редактором» стала в 21 год, у нее ларек на рынке, и в нем от имени Айгуль торгует вафлями такая же, как она сама, лимита. Москва слезам не верит, а таким байкам — тем более. Не надо рассказывать, что, встав грудью против строительства гаража в каком-то дворе в Кузьминках, «главный редактор защитила москвичей». Каких таких москвичей? Нет уже этих москвичей. Как и Москвы с ее особенным лицом тоже больше нет.

В этой Москве напрасно сидит целая куча людей, в том числе и не владеющих никакими ларьками. К свободе слова это имеет отдаленное отношение, поэтому Айгуль мы тоже будем защищать, но, соответственно числу этих бедолаг, в тысяча какую-то очередь. Вот к чему пришли те добросовестные московские журналисты, которые начинали с подачи ее друзей заниматься историей Махмутовой (а другие так и написали: «преследуют главного редактора»). Но девчонка-то неплохая, видимо, наивная, именно в силу того, что журналисткой она никогда не была.

В порядке введения в тему важно понять, что та муниципально-криминальная каша, в которую врезалась, подняв тучу брызг, Айгуль, предстает по-разному в зависимости от того, в каких терминах о ней рассуждать. Тут постоянно делаются ссылки на законодательство о местном самоуправлении или на Уголовный кодекс. Без этого тоже не обойтись, но если мы последуем только их логике, мы тут просто ничего не поймем. Поэтому начнем с таких понятий, как «хан, ярлык, орда» и так далее, осмысливая происходящее в логике ордынного строя, каковой, на самом деле, вопреки истории и географии установился в Кузьминках.

Явление Айгуль

Мне бы хотелось расспросить юную Айгуль о том, как она жила в городе Ишимбай в Башкортостане. Может быть, когда-нибудь я еще это сделаю, но, пока она в тюрьме, мы возьмем за основу рассказ бывшего депутата муниципального собрания в Кузьминках Андрея Чернякова, который ее в эту кашу и вовлек. Он тоже осужден, но без лишения свободы, потерял мандат, и терять ему здесь больше нечего, а нам важно, что его рассказ достоверен и откровенен.

Черняков родом из брянской деревни, вырос в Нефтеюганске, приехал покорять Москву в начале века и окончил курс одного университета, который бывший тракторостроительный институт. Параллельно занимался продвижением алкогольной продукции и стал высокооплачиваемым дилером у известного производителя. Он научился проводить презентации с участием девушек из модельного агентства, засветился в ресторанах и крупных магазинах столицы.

В 2003 году Чернякова приметили функционеры «Единой России» в Юго-Восточном административном округе Москвы и внедрили в тамошние структуры. Перед молодым членом политсовета «ЕР», а вскоре и депутатом была поставлена задача раскрутить их бренд в Кузьминках. Для этого надлежало создать ярмарку выходного дня с дешевой картошкой, социальный магазин с нормальными ценами для ветеранов, бесплатную юридическую консультацию и газету, которая будет печататься десятитысячным тиражом и распихиваться в ящики аборигенов. Денег дали мало, зато (Черняков говорит, конечно, в других терминах) он получил от хана (скажем, главы управы) какие-то «ярлыки» на те или иные «кормления».

Реальность в Кузьминках не укладывается в логику официальных отношений, параллельна ей, но все тут давно и глубоко продумано. А может, оно само так растет. Так, по велению Лужкова в муниципальных округах созданы «ярмарки выходного дня». По официальной логике, на этой ярмарке торговать должны сами товаропроизводители «из Подмосковья», а платить за места они вообще не будут. Но всем же понятно, что все равно будут перекупщики и продавцы-полулегалы, а платить будут ментам, которые закроют на это глаза, и тому, кому хан даст ярлык на данный вид кормления.

С 2003 по 2006 год, с точки зрения кузьминской «ЕР», Черняков действовал весьма эффективно. Он соорудил и консультацию, и рынок, и магазин, и «Судьбу Кузьминок» рассовали по ящикам. При этом он и себя тоже не забывал: у него образовались мебельный магазин, доля в юридической конторе, а массажный салон он недавно продал. Несомненно, есть и какая-то доля Чернякова на злополучной ярмарке, но какая — это теперь предмет торга.

Судя по тому, что Айгуль приехала покорять Москву в 2002-м, прописалась у тетки, а позже поступила в тот же тракторный университет, палатка с вафлями принадлежит ей формально, а «бенифициар» — тот же Черняков. Он встретил Айгуль в 2003 году на какой-то местной сходке «ЕР» и вставил в свою часть орды, в том числе назначив главным редактором «Судьбы Кузьминок». Ясно, что в газетном ремесле Айгуль не смыслила ни бельмеса.

Об этом он, конечно, прямо не говорит, как и о многом другом. Но когда они смотрели друг другу в глаза в коридоре суда, померещилось мне, что Айгуль в него влюблена. Судачат об этом, хотя в иных и гадких терминах, и ответственные лица «управы», и все менты в Кузьминках. Но бывший депутат, хотя и ставит себя много выше, все же борется за спасение Айгуль скорее вопреки интересам собственной безопасности. А что, разве они там, в Кузьминках, не люди? Роману, когда бы мы взялись его писать, эта линия придала бы неповторимую прелесть, но в газете пусть уж любовь-морковь останется за кадром.

Улица Юных Ленинцев

В Кузьминках депутат Черняков, пока не переметнулся, выходил прямо на главу управы Алана Калабекова и его заместителя Станислава Лебедева. Он говорит, что за внесение в список «ЕР» на выборах один хан запросил 5 тыс. долларов, но он сходил к вышестоящему, тот возмутился, и мандат достался ему за эквивалентные заслуги даром. И он стал рулить, отстегивая вышестоящим и пиная нижестоящих, иначе тут не поймут.

Кроме начальников и бизнесменов, совмещающих эти занятия, в Кузьминках есть и просто люди. Когда их интересы задеваются болезненно и прямо, они иногда ощущают себя даже как граждане. Конфликт, который производит такое действие на жителей Кузьминок, — чаще всего «точечная застройка»: во дворах сносят их «ракушки» и детские площадки, а строят гаражи. Аборигены тогда разделяются на противников гаража, которые любят посидеть в скверике или у кого тут гуляют дети, и сторонников гаража, которые каждый вечер ищут куда приткнуть машину, а сами, может быть, живут в соседнем дворе.

В июне 2006 года во дворе по ул. Юных Ленинцев, дом 55 в одну ночь спилили деревья, снесли детскую площадку и огородили территорию под строительство. Жители обнаружили липовый протокол своего якобы одобрения этой затеи, образовали комитет и прибежали к депутату Чернякову, который уже стал популярен. Тот подключил орган «ЕР» — газету «Судьба Кузьминок». Газета напечатала письмо, а Махмутова стала донимать больших начальников Кузьминок. Они ее гоняли от одного к другому, пока один не сдал назад и не объяснил (как это запомнила Айгуль): «Я с этих гаражей ничего не имею, пусть это будет головная боль Калабекова и Лебедева Стаса». Есть и письменный ответ: «Предоставить документы, санкционирующие строительство, не представляется возможным за отсутствием таковых». Айгуль неосторожно пошла с этим в Генпрокуратуру, в результате кузьминский прокурор подтвердил, что распоряжения руководителей управы по строительству этих гаражей — незаконны.

Жалоба жителей дома № 55 как-то попала на стол к Лужкову, который 17 октября 2006 года начертал резолюцию префекту ЮВАО: «Прекратите произвол фирмы. Примите меры с активизацией позиции прокуратуры. Если нужна моя помощь — доложите». Упоминание о прокуратуре означает указание возбудить уголовное дело, о чем следует доложить, если фигуранты окажутся не по зубам. Сказал — как отрезал. И в самом деле, отрезал от себя, обозначив свою непричастность к этой, как становится понятно, уголовной афере. Но отрезал одну линию, которая тянется к дому № 55, а их тут много, и не только в Кузьминках. Мы пока продолжим эту.

Черняков говорит, что именно эта история рассорила его с Калабековым и заставила перейти из «ЕР» в «Справедливую Россию». Наверное, там все сложнее, но суть не в этом. Черняков утащил за собой им же созданную «Судьбу Кузьминок» и сделал попытку утащить «ярмарку выходного дня», расположенную тоже на улице Юных Ленинцев, где кино. Но тут кузьминские менты сразу обнулили его ярлык.

Там было много всяких разборок, но нам важно, как перемены на политической карте Кузьминок отразились на судьбе Айгуль. Даже без учета того, что ее подпись стояла под материалами в газете и на нее точил зубы сам глава управы, она попала под огонь как уполномоченное лицо Чернякова на ярмарке. По жалобе одного из держателей ларьков (назовем его «Иванов») в декабре 2006 года было возбуждено уголовное дело: якобы Айгуль вымогала у него 3,5 тыс. рублей под видом платы за уборку мусора. Позже, когда потребовалось второй раз взять Айгуль под стражу (первый раз ее освободил Мосгорсуд), появится еще одно дело: якобы она пугала кого-то на рынке, имитируя наезд бампером машины.

Конечно, все они там, в Кузьминках, субъекты и объекты сложных криминальных отношений. Но вряд ли мы вправе осудить за это даже Чернякова. Он нормальный, даже с чувствами, только очень амбициозный. В Нефтеюганске, где все схвачено, развернуться ему было негде, вот он и приехал в Москву. Но и тут добиваться успеха можно только по законам ордынного строя, они единственно действующие. Черняков и Айгуль попробовали прицепиться к социальному лифту, каковым им представлялась «Единая Россия», но при ордынном строе такие лифты маломестны, и ханы заинтересованы брать туда лишь узкий круг «своих». А тех, кто пытается лезть вверх самостоятельно, орда душит при помощи ментов.

Ордынный судЛеонид Никитинский
обозреватель «Новой»

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/24/15.html


-------------------------------------------------

Ордынный суд

Защита Айгуль пытается ссылаться на ее договор с некой организацией, которая в самом деле вывозила мусор с ярмарки. Суд это не воспринимает. Тут две логики: защита мыслит по закону, а суд — по ордынному праву: при чем тут мусор вообще? А что с ним, кстати, пока Айгуль сидит? Мусор убирает еще кто-то, взимая за это, по нашим сведениям (получены путем опроса продавцов), втрое дороже. Лимите из ларьков (как их назвать? дехкане? колхозники?) без разницы, кому платить оброк, включающий в себя, вероятно, и плату за место. Тут уголовный рэкет неотличим от договорных отношений: лишку берут и те, и другие, но ведь и какая-то защита от конкурирующих бандитов и ментов тоже предоставляется.

Ордынное устройство ничего бы не стоило без ментов (баскаков, опричников и т.д.). Они суть необходимый элемент террора и сбора дани для ханской вертикали. В то же время рекрутируемые из той же лимиты, что и «колхозники», менты с трудом поддаются управлению и начинают действовать по собственным законам. Это не милиция, не прокуратура и не суд, хотя это и суд, и прокуратура, и милиция, — в Кузьминках это объединенная общим интересом «кузькина масть».

С точки зрения ордынной логики, «правовой статус» Айгуль понятен: заложница. Это не укладывается в европейском полушарии нашего мозга, которым, по идее, должен мыслить и суд, но для орды это «законный» прием давления на Чернякова, которому Айгуль почемуто дорога, и он ее не сдает. А что касается уголовного дела, используемого для удержания заложницы в СИЗО (с декабря 2006-го по февраль 2007-го и с февраля 2008-го по настоящее время), оно просто не выдерживает критики — впрочем, такая критика в ордынной системе и не подразумевается.

Следователи и прокуроры в Кузьминках начали с того, что засекретили дело о вымогательстве (формально — о мошенничестве) и о драке на ярмарке. Может, это объект стратегического назначения? Нет там ни подводных лодок, ни шпионов, но зато есть «агент» — потерпевший на 3,5 тыс. рублей «Иванов», доверенное лицо какого-то мента, которого этот опер, а за ним следователь, прокурор и судья взяли под «программу защиты свидетелей».

Ну давайте обсудим это с точки зрения УПК, если так хочет суд. Что добавил следователь к характеристике «Иванова», к объективной стороне преступления, сообщив суду, а вслед за судьей и всем, что этот «Иванов» — стукач и провокатор РУВД? Разве только стукачей нельзя разводить на деньги? Как раз опер, а за ним и следователь (возможно) совершили должностное преступление, сообщив всем данные агента «Иванова», которому набьют морду. Эту тайную механику они рассекретили с одной целью — засекретить дело, где есть такие нюансы, с которыми в суд лучше не вылезать. Но суд инициативу ментов поддержал («Новая газета» и Фонд защиты гласности подали жалобу в Квалификационную коллегию судей города Москвы на действия судьи Самохиной, полагая, что это опасный прецедент нарушения прав журналистов и принципа гласности судопроизводства, — остается еще «засекретить» подсудимого и судью).

«Секрет» же состоит в том, что и потерпевший, и свидетели, и понятые в «деле Махмутовой» — это или сами менты, или ранее ими за что-то уже прихваченные «колхозники» из ларьков, может, они все там — «доверенные лица». В деле нет не только вещественных доказательств, но и ни одного независимого свидетеля. По этой причине обвиняемой отказывают в очных ставках, без чего выяснить истину по делу вообще нельзя. То есть доказательственная база в этом деле гнилее, чем последний банан на рынке, и уже поэтому Айгуль надо сразу освободить.

Уголовное дело против Айгуль сопровождается вакханалией нарушений ее прав, избиениями, незаконными задержаниями, попыткой изнасилования в милиции (со слов Айгуль, но мы вправе ей поверить). Однако в эти подробности мы тоже тут вникать не будем: это самые обычные ордынные дела, кого сегодня в России этим удивишь. Вот разве что Кузьминки — это все-таки столица.

Бомба в гараже

Показания Айгуль, касающиеся семиэтажного, так и не построенного благодаря «Судьбе Кузьминок» гаража во дворе дома № 55, а также ряда уже построенных или проектируемых гаражей и стоянок, приобщены к материалам проверки, которая проведена одним из столичных управлений внутренних дел. Там также собраны документы и показания, касающиеся гаражей и стоянок и в других, самых разных районах столицы.

Схема уже понятна. Существует некая организация, собирающая с москвичей деньги на строительство гаражей и стоянок. Таковые реально строятся, и, вероятно, тысячи автомашин там уже стоят. Но подрядные организации — чаще всего «невидимки», зарегистрированные без ведома номинальных учредителей или по их потерянным паспортам, фирмы с нулевыми балансами, нулевые балансы и у тех организаций, которые собирают деньги. На гаражи и стоянки нет разрешительных документов там, где они по закону обязаны быть. «Мосэнерго» сообщает, что эти объекты запитаны по договорам не с пользователями стоянок, а напрямую с ДЭЗами или сторонними организациями. Про налоги даже речи нет.

В документах этих «рогов и копыт» и охраняющего гаражи ЧОПа мелькают одни и те же фамилии. Кассиры собирают деньги по неким мандатам районных управ или ДЭЗов, часто прямо в их помещениях. В некоторых районах схема действовала в виде некоего «фонда содействия». Точное наименование нам известно, но пока мы не будем его приводить, трудно даже представить масштабы паники, которая может подняться среди московских автовладельцев. Одну стоянку уже начали сносить. Пользователи «машиномест», заплатившие по сто с лишним тыс. рублей за некие «свидетельства о собственности» на бумаге, имитирующей гербовую, тыкаются с этим в милицию, но не встречают там понимания.

Пока речь шла больше о крытых стоянках, но история Айгуль указывает, что документов может не оказаться и под капитальными гаражами (их точно не было под строительство семиэтажного гаража во дворе дома 55, а такой же в соседнем дворе уже забит машинами). Тут «машиноместо» стоит уже не 100 тыс. рублей, а до 30 тыс. долларов, там и разговаривать в случае угрозы будут по-другому. Тут может начаться стрельба: помимо уголовного дела против Айгуль, избит издатель газеты «Судьба Кузьминок», убита одна из депутатов в Кузьминках (правда, связь с гаражной историей неочевидна, там есть еще и другие истории).

Если смотреть на этот вопрос более системно, то планирование новостроек в городе ведется таким образом, чтобы не строить дома новых серий с подземными гаражами и оставлять вопрос о местах для парковки в новых районах открытым. Это значит — отдавать его на откуп управам, которые используют метод «точечной застройки» на свой страх и риск, а документы оформляют в лучшем случае задним числом за взятки. За это «рога и копыта», продающие и эксплуатирующие гаражи, расплачиваются с сообщниками из управ «машиноместами», которые оформляются на их родственников и приносят регулярный доход (так в Кузьминках).

Вот от какой истории «отрезал» себя Лужков резолюцией на письме. Но никто не спешит выполнять указание в части «активизации позиции прокуратуры». Следственный комитет ГУВД Москвы не возбуждает дело по материалам проверки, ссылаясь на недостаточность физических сил. Причина может быть и в другом: в качестве фигурантов всплывут и чиновники высокого ранга — вряд ли эта самодеятельность глав управ возможна без ведома префектов и мэрии.

Сердце орды

Разговоры о борьбе с коррупцией, ведущиеся внутри ордынного строя, вполне беспредметны, потому что здесь это никто так и не называет. Тут говорят только о разных способах личного обогащения, что образует самый смысл и суть ордынного строя. Какие там еще «жители», кто их принимает во внимание?

Чтобы победить коррупцию, необходимо победить европейской конституцией самый строй орды. Но даже если руководство страны проявит в этом настоящую заинтересованность, то никаких реформ не хватит, придется устроить настоящую революцию. С кем ее начинать? С массами «колхозников»? Будет море крови, и все вернется на круги своя, это мы уже проходили.

Самое интересное в этой истории, что налицо была даже временная и «пиррова» победа демократии и свободы слова в Кузьминках. Ведь гараж-то во дворе дома № 55 так и не построили. Это заслуга оппозиции и «Судьбы Кузьминок», хотя они и были созданы вовсе не ради демократии как таковой. Но по-другому не бывает, и в любой парламентской европейской стране это тоже так.

Можно сделать ставку на этих молодых и энергичных провинциальных волков, рвущихся в элиту, которые всегда и везде были движущей силой истории. К таким, видимо, относятся и Андрей Черняков, и Айгуль. Но им это надо? Они молоды и способны, они, пожалуй, сумеют залезть наверх, но оттуда станут воспроизводить и мультиплицировать лишь ордынный строй, который постигли в Кузьминках.

P.S. Этот материал было бы некорректно публиковать без встречи с главой управы «Кузьминки» Аланом Калабековым. Корреспондент позвонил в управу и 3 апреля туда приехал, но Калабеков заявил, что говорить с нами он «не желает». В связи с этим незаданные вопросы мы вынуждены сформулировать письменно: «Была ли своевременно получена предусмотренная Земельным кодексом РФ и законами г. Москвы разрешительная документация на строительство автомобильных гаражей и боксов по адресам: ул. Юных Ленинцев, д. 51; д. 57, корп. 1; ул. Зеленодольская, д. 36, корп. 2; Волгоградский пр-т, д.145/8; д. 116/10; д. 143, корп. 2; ул. Окская, д. 24, корп. 1 и др. Зарегистрированы ли названные объекты в Государственной инспекции по недвижимости г. Москвы? Как распределяется прибыль от продажи и эксплуатации мест на стоянках и в гаражах, уплачиваются ли предусмотренные законом налоги и в каких финансовых органах? (Аналогичные запросы нами направлены в соответствующие органы одновременно с публикацией материала.)

Леонид Никитинский
обозреватель «Новой»

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/24/15.html

--------------------------------------------

Неугодных журналистов - в ссылку

Три с половиной года лишения свободы. Такой приговор журналистке Айгуль
Махмутовой произнесла федеральный судья Кузьминского суда Людмила Самохина.
Адвокаты Айгуль ожидали и более серьезного срока - около шести лет лишения
свободы, - но не теряли надежды, что приговор будет условным. Как видим,
судья решила остановиться на <золотой середине>.

<Статья> за статью
Напомним вкратце историю этого дела. Журналистка Айгуль Махмутова, редактор
районной газеты <Судьба Кузьминок>, написала материал о коррупции чиновников
из местной управы. Махмутовой удалось остановить незаконное строительство
гаражного комплекса на месте детской площадки по улице Юных Ленинцев в
районе Кузьминки. Для этого, кстати, понадобилось открытое письмо мэру
Москвы с просьбой о помощи. Лужков наложил на него свою резолюцию:
<Прекратить произвол фирмы. Примите меры с активизацией позиции прокуратуры.
Если нужна моя помощь - доложите>. В результате детскую площадку
восстановили, а чиновники управы остались без прибыльного объекта. А спустя
несколько месяцев девушку обвинили в <мошенничестве с использованием
служебного положения>.

Как ни странно, ни один из районных чиновников, подготовивших липовые
документы о строительстве гаражного комплекса, не был  допрошен работниками
прокуратуры. Хотя вот уж где можно было бы заподозрить то самое
<использование служебного положения>. Зато Махмутовой после своего
журналистского расследования пришлось полтора года являться на допросы. Суд
по делу Айгуль длится уже год. Последние шесть месяцев журналистка находится
в СИЗО.

Обвинить любой ценой
Историю этого весьма сомнительного уголовного дела <Москор> описывал в своих
предыдущих номерах. 7 февраля 2008 года журналистку заключили под стражу, а
вскоре против нее открыли еще одно дело - уже за вымогательство и нанесение
телесных повреждений продавщице с рынка.

За  полтора года следствия Айгуль постоянно возили на допросы и даже
заставили пройти психолого-психиатрическую экспертизу на вменяемость.

В начале июня состоялись заключительные прения сторон - и судья выслушала
последнее слово обвиняемой. Спустя десять дней, 18 июня, федеральный судья
Людмила Самохина вынесла журналистке обвинительный приговор. В соответствии
с УПК РФ оглашение приговора происходит в открытом режиме, даже при условии
засекреченности уголовного дела. Единственное, на что имеет право судья -
это удалить всех присутствующих на момент, когда зачитывает материалы,
составляющие саму секретность этого дела. Тем не менее корреспондента
<Москора> на оглашение приговора не пустили.

Не велено пущать
Попасть в здание Кузьминского суда вообще оказалось делом нелегким. Помимо
просьбы предъявить паспорт, дежуривший пристав попросил кратко изложить цель
прихода и напомнил, что заседание закрытое, а уголовное дело засекреченное.
После десятиминутной беседы, которая больше была похожа на допрос,
журналистов все же пустили на порог суда.

У зала заседания, где оглашали приговор, заранее выставили конвойного. Он
ревностно охранял дверь, изучая каждого заходившего пристальным взглядом.
Корреспонденту <Москора> он попросту объяснил: <Пускать нельзя. Будете
шуметь - отправим на улицу>.

Одним из немногих, кто смог попасть в зал заседания, оказался заместитель
председателя Общественного движения <Наша столица> Александр Закондырин.

- За два часа судья Самохина, читая скороговоркой, смогла осилить около ста
страниц приговора, - рассказал он <Москору>. - Дойдя до короткой
результативной части документа, она прибавила выразительности и объявила
Махмутову полностью виновной.

Доверяю прокурору
По словам Закондырина, Людмила Самохина сказала, что полностью доверяет
показаниям свидетелей со стороны обвинения. А вот к показаниям свидетелей
защиты, по ее мнению, суд должен отнестись критически. Поскольку свидетели
защиты довольно путано давали показания, старались скрыть информацию о
преступлениях, совершенных Махмутовой и выбелить Айгуль в глазах суда. Более
того, по мнению суда, показания свидетелей имели целью - подорвать
позитивное восприятие органов государственной власти, органов местного
самоуправления и правоохранительных органов.

Просьбу прокурора, которая была озвучена на заключительном заседании, суд
учел. Обвинение Махмутовой переквалифицировали с части 3 на часть 1 статьи
159 УК РФ. То есть мошенничество она совершила без использования служебных
полномочий. Также суд признал, что размер ущерба потерпевших является
незначительным. Четвертый эпизод уголовного дела по статье 318 части 1
<применение насилия в отношении работника власти> оставили без изменения.

На поселение
Махмутову приговорили по году за каждый эпизод мошенничества и один год за
нападения на сотрудника правоохранительных органов. Судья приняла во
внимание положительную характеристику журналистки, которую давали те самые
свидетели защиты. Поэтому общий срок приговора Айгуль составил три с
половиной года. А поскольку наш суд самый гуманный суд в мире, судья
Самохина решила, что отбывать свое наказание Махмутова будет в
колонии-поселении.

- Конечно, это будет не Москва, и даже не Центральный федеральный округ,
хотя в нем есть колонии-поселения, - считает Александр Закондырин. - Это
скорей всего Восток страны, где, по мнению суда, проживая в деревне, Айгуль
Махмутова должна исправиться.

- Приговор незаконный, необоснованный и несправедливый, - рассказал
<Москору> адвокат Махмутовой Федор Карманов. - В десятидневный срок мы будем
обжаловать его в Мосгорсуде.

В конце июня в Кузьминском суде будет рассматриваться еще одно уголовное
дело по обвинению Айгуль Махмутовой. Его еще не успели засекретить, а
сфабриковано оно таким же образом, как и первое. Поэтому адвокаты надеются,
что по нему Махмутову оправдают. Если же этого не сучиться и судья Людмила
Самохина снова вынесет обвинительный приговор, то по совокупности наказания
Айгуль могут отправить не в колонию-поселение, а в женскую колонию общего
режима.

(скопировал с нашего бауманского сервера новостей, ссылку в инете позже напишу, если найду)
Рифат.

Похожие материалы:
Комментарии
Всего комментариев: 15
avatar
15
Поздняк метаться!!!
avatar
14
офигеть!
avatar
13
Нда(((
avatar
12
Друзья, я редко обращаюсь к вам за помощью. Сейчас именно такой случай. Я много писал о деле Айгуль Махмутовой - журналистки, которая перешла дорогу московской строительно-чиновничей мафии и за это оказалась за решеткой по сфабрикованному делу. Теперь я прошу вас написать об этом. Вся информация есть у нее в живом журнале, который ведут друзья Айгуль.

Дело в том, что завтра в 15.00 со второй попытки судьи Мосгорсуда (кабинет 315) будут рассмотривать кассационную жалобу адвокатов журналистки на второй суровый приговор Кузьминского правосудия. С первой попытки у них не получилось – судьи, и государственный обвинитель честно признались, что материалы дела до конца изучить не смогли.

Смею предположить, что они попросту запутались, потому что в уголовном деле Махмутовой кроме выдуманных и недоказанных фактов, свидетели и пострадавшие на каждом судебном заседании дают разные показания. Да и вдобавок к этому страницы нескольких томов уголовных дел перепутаны так, что во втором томе могут быть результаты экспертизы, которую назначат лишь в конце третьего тома. В этом случае судьям Мосгорсуда можно пожелать удачи разобраться в результатах творческого порыва своих Кузьминских коллег.

Если вспомнить, как проходило кассационное рассмотрение по первому ЗАКРЫТОМУ уголовному делу Махмутовой, то надежды на то, что Мосгорсуд отменит второй приговор Кузьминского суда, мало. Тогда, 8 сентября, адвокатам журналистки удалось доказать, что основанная часть свидетелей, понятых и потерпевших – это «актеры», кочующие из одного уголовного дела в другое. Они даже умудрялись менять роли, превращаясь из свидетеля в пострадавшего. Соответствующие документы в виде еще одного дутого уголовного дела были приобщены к материалам.

Для любого ЧЕСТНОГО суда, существующего в гражданском обществе, это было бы доказательством невиновности подсудимого. Если все лица в процессе подставные, то кто может доказать вину подозреваемого? Мосгорсуд оставил приговор – три с половиной года лишений свободы – без изменения.

По второму ОТКРЫТОМУ уголовному делу против журналистки, Айгуль приговорили к пяти годам лишения свободы. К сожалению, в судебном зале Кузьминского суда кроме «пострадавших и свидетелей» была всего пара-тройка корреспондентов независимых СМИ. Почему-то популярные издания проходят мимо воприющей несправедливости.

Когда-нибудь судилище над Айгуль Махмутовой станет хрестоматийным примером издевательства над понятием "правосудие". Только представьте себе свидетельницу, которая, положа руку на Конституцию и пообещав говорить правду, вдруг со слов судьи узнает, что она пострадавшая. Разумеется, не успев перестроиться, она отвечает на ряд вопросов защиты, будучи еще в амплуа свидетельницы. Но самое интересное, что в показаниях, данных на предварительном следствии (которые женщина и в глаза не видела) она уже пострадавшая. Поэтому совпадения в ее показаниях тогда и сейчас исчисляются в десятке одинаковых слов.

А что делает наш самый гуманный в мире суд? Он ни в коей мере не возмущается нестыковке показаний. Наоборот - успокаивает женщину, объясняя защите, что русский язык могуч и богат и существуют в нем слова-синонимы, даже весьма отдаленные. Именно ими, по мнению суда, и описала картину произошедшего свидетельница-пострадавшая.

Кстати, участвовать в защите Айгуль просились известные общественные деятели: депутаты и представители Общественной палаты. Но Кузьминский суд отказал, объяснив, что трех адвокатов Махмутовой более чем предостаточно для защиты.

Я не теряю надежды, что Мосгорсуд отменит чудовищный приговор. Но для этого необходимо показать, что гражданское общество - не пустой звук, что оно существует и может иметь свое мнение. Расскажите правду о том, что происходит.

avatar
11
Мы голосую за Айгуль Махмудову!!!!!
avatar
10
Айгуль спасает всю страну!
От падения народов в бездну!
Если мы вместе спасем одну,
- Тогда спасутся миллионы!
avatar
9
Замученная Айгуль.
avatar
8
avatar
7
http://www.novayagazeta.ru/data/2008/84/07.html

24-летняя Айгуль Махмутова из башкирского города Ишимбай, бывший шеф-редактор газеты «Судьба Кузьминок» и по совместительству частный предприниматель, в сентябре этого года была приговорена к 5,5 года лишения свободы.

Уголовному делу против Айгуль предшествовало ее выступление в газете «Судьба Кузьминок». В своей статье она описала механизм сомнительного строительства гаражей и стоянок, вскрытый в ходе конфликта между депутатом Андреем Черняковым (курирующим издание) и руководством управы «Кузьминки». Айгуль заявила, что все это якобы являлось частью более крупной аферы («Новая» № 24, 39, 44 и 64 за этот год).

Как следствие, в декабре 2006-го Айгуль обвинили в вымогательстве 3,5 тысячи рублей за уборку мусора на «Ярмарке выходного дня» в Кузьминках у такого же владельца палатки, как и она сама.

Пока расследовалось это дело, в отношении Айгуль возбудили еще одно. Якобы на неустановленном «Фольксвагене» она наехала на другую лотошницу. При этом экспертиза не подтвердила наличие у женщины ушибов.

По совокупности обвинений Айгуль присудили 5,5 года колонии общего режима.

В эту среду Мосгорсуд отклонил кассационную жалобу адвокатов по второму уголовному делу.

Уже 11 месяцев Айгуль сидит в СИЗО № 6, в камере на 40 человек, ожидая этапа в колонию.

P.S. Первое дело Айгуль слушалось в закрытом режиме. На него не допускали ни ее коллег, ни общественных защитников. «Новая» дважды направляла открытые письма на имя председателя Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева с просьбой ответить, как журналисты могут информировать общество о важнейших судебных процессах в том случае, если судьи незаконно слушают их в закрытом режиме. Лебедев так и не ответил.

Не последовало и ответа от генпрокурора Юрия Чайки. Несмотря на то что разобраться в этом деле ему лично поручил (факсимиле в редакции имеется) президент Дмитрий Медведев.

Вера Челищева

13.11.2008

avatar
5
более 1000 башкир в тюрьме, в том числе и женщины, она чем лучше? Зачем ее спасать? Тогда давайте спасем и 1000 других.
avatar
4
более подробнее можете узнать http://bashkort.com/forum/index.php?topic=1051.90 и http://bashforum.net/forums/index.php?showtopic=5698&st=0&#entry74005
avatar
3
Ничего! Покажем кузькину мать! м:barbarian:
avatar
2
Блин, заколебали эти маскали, не могут поделить черное добро меж собою, а наша землячка страдает angry angry angry
avatar
1
Сволочи!((
avatar