Русский сепаратизм в России

14.04.2009 в 19:27 | Обо всем | 7127 ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ
  • Первый рисунок

Сепаратизм в России     В регионах все большую популярность приобретают антимосковские настроения. Причем в отличие от «парада суверенитетов» 90-х годов «новый русский сепаратизм» развивается не в национальных республиках, а в регионах с безусловным преобладанием русского населения. Примечательно, что центрами подобного протеста стали портовые города, расположенные на морском побережье, а формы недовольства имеют самую разнообразную архитектуру – от митингов и массовых беспорядков до голосования на выборах против «кандидатов Кремля».

     Сначала в январе–феврале 2009 года «мятеж» против Центра подняли жители дальневосточных провинций. Начав с сугубо экономических требований (отмена решения правительства РФ о повышении таможенных пошлин на ввоз японских автомобилей), организаторы протестных акций на Дальнем Востоке очень скоро потребовали отставки правительства. Более того, участники нескольких массовых митингов в сердцах озвучили идею образования Дальневосточной республики (ДВР) и возможного выхода ее из состава РФ.
     Затем в марте на выборах мэра Мурманска победу одержал «местный» кандидат Сергей Субботин, буквально разгромивший «кремлевского ставленника» – кандидата от «Единой России» Михаила Савченко. Субботин, шедший на выборы под лозунгом «Москва, не учи нас жить – мы не крепостные», в результате получил 60% голосов (Савченко – только 35%). Откровенно антимосковские смыслы лозунгов мурманского победителя оказались для избирателей русского портового города более близкими, чем призывы проголосовать за партию Путина.
     Федеральный Центр, похоже, пока не очень понимает, как следует реагировать на разнообразные вызовы «нового русского сепаратизма». А эти вызовы, безусловно, связанные с социальными издержками экономического кризиса и интригами региональной бюрократии, случайными уже не назовешь. Один эпизод – это лишь эпизод, два – уже тенденция. И это только выявленные факты массового антимосковского протеста. Очевидно, что латентный русский сепаратизм вышел далеко за пределы Владивостока, Благовещенска и Мурманска – «мятежи» в портовых городах лишь проявили настроения, зреющие в российской глубинке.
     Очевидно, что эти публичные «выбросы» антимосковского протеста напрямую связаны с позицией региональных элит. Отказ региональных бюрократий Приморья и Мурманской области «прикрыть собой» Москву (в одном случае на массовых акциях, организованных «экспортной автомобильной буржуазией», в другом – на выборах мэра) позволил находящимся в подполье сепаратистским настроениям «крайних русских» вырваться на информационно-политический простор. Реакция Кремля на это «классовое предательство» бюрократии оказалась вполне предсказуемой и логичной – силовое подавление митингов в Приморье, а также отставка мурманского губернатора Юрия Евдокимова.
     Случившийся 21 марта «снос» главы Мурманской области, как отмечают чиновники со Старой площади, готовился давно. Однако очевидно, что решающим фактором отставки Юрия Евдокимова стала санкционированная им «распечатка» сепаратистских настроений в областной столице. Представители партии «Единая Россия» заблуждаются, когда намекают, что причинами отставки губернатора Евдокимова стал его отказ поддержать на выборах мэра Мурманска кандидата от ЕР Савченко. Это, как показывает практика выборов в других регионах РФ, конечно, политический грех, но грех вполне замаливаемый.
     На мурманских выборах произошло принципиально иное: заместитель губернатора Евдокимова – кандидат в мэры Сергей Субботин – сделал идеологической основой своей кампании антимосковские смыслы. Тем самым, вольно или невольно озвучив и политическую позицию своего шефа, который его на этих выборах открыто поддерживал. А для действующего губернатора в любом регионе РФ сейчас, когда проблема целостности государства вновь выходит на первый план, девиз типа «Мы не крепостные Москвы, не учите нас жить» равен смертному приговору.
     События на Дальнем Востоке и в Мурманской области показывают, что центральная власть видит угрозу со стороны «нового русского сепаратизма», к которому, кстати, привели и такие кремлевские проекты, как партия «Родина». Партии давно уже нет, ее лидер Дмитрий Рогозин работает в Брюсселе, а всходы в виде повышения самосознания русского населения уже видны.
     Власть пока делает ставку на его подавление административным ресурсом. При таком подходе ключевым и одновременно потенциально самым слабым звеном оказывается региональная бюрократия: несмотря на несколько лет строительства «вертикали власти», она, как показали упомянутые события, по-прежнему не является абсолютно лояльной Кремлю.
     Судя по масштабности разворачиваемой федеральным Центром очередной кампании борьбы с коррупцией в субъектах РФ, последняя должна повысить градус лояльности местных бюрократий. Однако проблему роста «нового русского сепаратизма» антикоррупционные технологии снять не смогут. В этой связи, вероятно, следует ждать по мере углубления социально-экономического кризиса дальнейшего распространения протестной антимосковской активности в портовых городах и, возможно, попыток придания ей организованных форм. Как показывает опыт польской «Солидарности» 80-х годов, протестное движение в крупных портовых городах при умелой организации способно стать центром политической модернизации страны и даже кузницей новой элиты.
     Но нельзя исключать и того, что протестная активность «Прибрежной России» при определенных условиях будет стихийно экспортироваться и в сугубо «сухопутные» провинции. «Новый русский сепаратизм» в его антимосковской редакции, несомненно, найдет там немало сторонников.

Независимая газета


    Опасность сепаратизма у нас обычно связывается с нацменовскими автономиями, многие из которых (например, Татарстан) де факто перестали быть автономиями и больше напоминают суверенные государства. И мало кто задумывается над тем, что территориальная целостность России может оказаться перед гораздо более серьезной угрозой - благодаря деятельности русских региональных элит. Не будем забывать того, что в свое время распад Союза стал возможен только лишь по причине сепаратизма РСФСР. В то же время некоторые “националы”, такие как Назарбаев, категорически возражали против демонтажа СССР. Опасения далеко небеспочвенны. Факты проявления русского сепаратизма налицо. И они имели место быть на протяжении всей истории “демократической России”. Сразу вспоминается проект Росселя о создании Уральской республики. Свежа память о том, как некоторые жители Ивангорода собирали подписи за присоединение к Эстонии. Не забыть и о таких же действиях тех жителей Курил, которые мечтали о вхождении в состав Страны восходящего солнца.
     Порой возникают и русские сепаратистские структуры - пока еще в зачаточном виде. Так, в Санкт-Петербурге действуют сторонники создания “Республики Ингерманландия”, группирующиеся вокруг сайта ingermanland.narod.ru . На этом, довольно-таки разработанном ресурсе, наряду с программными документами содержится огромное количество материалов, пропагандирующих сепаратизм как таковой.
     Не так давно в Ростовской области была обезврежена крупная преступная группировка. Дело обычное, но у её участников нашли программные документы, требующие создания на юге России независимой Казацкой республики.
     В Калининграде действует Балтийская республиканская партия, выступающая за отделение от РФКстати, в самой области очень сильны сепаратистские настроения. Здесь, правда, не ведется серьёзных разговоров о выходе из состава РФ. Речь идет пока ещё о некоем экономическом и культурном обособлении от других регионов страны, о создании особых зон, чьи цивилизационные признаки ближе к западноевропейским. Но в том то и дело, что сепаратизм вовсе не обязательно должен требовать отделения региона. Политологи выделяют три вида сепаратизма.
     Первый, действительно, отсекает от определенной страны целые территории. Второй, именуемый ирредентизмом, стремится собрать воедино разрозненные местности, населенные представителями одной этнической группы. И, наконец, третий вид - “робинзонада”. Она предполагает создание совершенно особого порядка на территории определенного региона. “Робинзоны” хотят сделать его неким островом, жители коего изолированы, в большей или меньшей степени, от своих сограждан. А такая вот “робинзонада”, чреватая сепаратизмом первого типа, у нас есть везде, просто она проявляется с разной силой. Не секрет ведь, что практически любая область представляет собой нечто вроде феодального удела, где властвует местный князёк. Контроль над ним, конечно же, есть, но он минимален. За лояльность по отношению к Центру, за отказ от мятежа, “князькам” дозволяется куролесить в собственных пределах и набивать кубышку поплотнее. Но такое положение не может продолжаться долго. Уделы должны либо стать полноценной частью полноценного государства, либо поднять мятеж с целью расширить свои привилегии. И у меня есть опасение, что такой мятеж всё-таки будет поднят, причём не последнюю роль в нем сыграют русские регионы.
     Недавно прогремевшее на всю Россию 300-летие Санкт-Петербурга заставило меня задуматься над проблемой, которая многим покажется надуманной. Питер - вторая столица, и это создает некоторую пикантность. Поневоле возникает вопрос - а не захочет ли он снова стать столицей первой? И если захочет, то какой ценой? Не станет ли ею распад России?
     Не спешите обвинять меня в конспирологическом фантазёрстве. Вон, например, Збигнев Бжезинский - дядечка весьма сурьёзный - отводит Питеру роль столицы некоего отдельного государства - той части государства нынешнего, которую он предлагает “цивилизовать” и впустить в западное сообщество.
     Конечно, сейчас очень мало думают серьёзно о возможности выхода из состава РФ. Но это сейчас… А если завтра в стране возникнет мощный системный кризис, и Федерация затрещит по швам? Если сурьёзные западные дядечки и в самом деле захотят реализовать план Бжезинского? Большие деньги, в сочетании с демагогией политиков, могут творить весьма чудные вещи.
Причём сознание питерцев при возникновении вышеописанных мною условий вполне может проэволюционировать в сторону сепаратизма. Ведь что уж там греха таить - антимосковские настроения в Питере весьма сильны. Лично я за несколько визитов в сей славный град сталкивался с москвофобией не раз. И не два. Чего стоят хотя бы рассказы о том, как в Москве золотом кроют асфальт, а мусор выкидывают прямо из окон! А сколь “тепло” было на душе от всеобщих восторгов по поводу горящей Останкинской башни! Но более всего мне памятен съезд русских националистов, состоявшийся в марте 2000 года в Санкт-Петербурге. Во время выступления москвича Ильи Лазаренко один из местных русских националистов, находившийся рядышком со мной, процедил сквозь зубы: “Москаль…”. В общем, многое ещё можно порассказать. И для меня очевидно, что подобные настроения (опять-таки - при известном раскладе) можно сделать сепаратистскими.
     Мне, конечно, возразят, что москвофобия сильна по всей России. Это так. Но только там, на Неве, под ней стоит мощный фундамент - воспоминания о былой, столичной судьбе. Если регионы не любят Москву, исходя из “пролетарской” зависти к её уровню жизни, то небедный вовсе Питер ревнует к престижу, к, если так можно выразиться, центральности. Он обижен, и он ревнует. И это делает его возможный сепаратизм более опасным, чем такой же возможный сепаратизм других русских регионов и сепаратизм нацреспублик.
     К тому же у Питера есть крупнейшие ресурсы, которые могут быть брошены на развал России и образование какой-нибудь Северо-Западной Русской республики.
     Надо сказать, что мне понятно чувство обиды питерцев. Их в прошлом веке обидели, действительно, не по-детски. И дело здесь не в переносе столицы. В, конечном итоге, от него Питер даже выиграл - сейчас там мало южан, да и с архитектурой не было таких передряг. А вот что по городу действительно ударило - так это жёсткие чистки и блокада. Первую чистку организовал Зиновьев, доведший красный террор (и без того ужасный) до какого-то абсурда. Вторую провёл Киров, почему-то считающийся “либералом” и добрячком. Этот “либерал” организовал массовое выселение из города “бывших” - дворян, священников и т. д. Ну, а потом была блокада, о последствиях которой говорить, я думаю, не стоит.То есть оснований для обиды - масса. И обижаться следует на “родную” советскую власть, которая дурковала во всю мощь. Но здесь один интересный момент - стрелки-то всегда можно перевести на Москву, точнее, на Центр, на саму Федерацию, из него плохо или хорошо, но руководимую. Поверьте - при вложении определённых средств и усилий, да еще и в обстановке частичной потери русскими национального и государственнического инстинкта, это возможно.
     Я прошу не воспринимать мои слова как наезд на питерцев и Питер. Ничего подобного! Я люблю это невское творение Петра до экстаза. И я буду только рад, если мои опасения окажутся беспочвенными. Однако же лучше перебдеть, чем недобдеть. Сепаратизм всегда губителен для любой страны, но для России он губителен вдвойне. Слишком уж сильное воздействие оказал централизм на русское национальное сознание. И если распадется Россия, то, боюсь, мы просто исчезнем как нация. Станем тем, чем стали римляне - итальянцами - другим народом. А я этого не хочу.
     К тому же распад государства, чьи границы растянуты столь широко, вызовет дичайшую экспансию наших соседей - китайцев, японцев, жителей мусульманской Азии, европейцев. И возможно, что русские тогда исчезнут не только духовно, но и физически.
Европа к сепаратизму более устойчива. Он не страшен ей так, как нам. Самая крупная европейская страна - Германия - столетиями представляла собой конгломерат княжеств, королевств и свободных городов. И только в позапрошлом веке возникло единое Германское государство. Впрочем, единое ли? А как же Австрия, которая и поныне неплохо себя чувствует в качестве отдельного немецкого государства? А сколь долго длилась раздробленность Италии?
     Период феодальной раздробленности мы перенесли по-разному, что, безусловно, отразилось на самосознании русских и европейцев. Последние могли позволить себе постоянные междоусобные свары. В них только усиливался (даже слишком) индивидуализм и крепла деловая хватка. А раздробленная Русь попала под мощный натиск азиатских кочевых орд. Избавиться от него и покончить с самим “фактором Степи” можно было только при условии создания системы жесточайшей централизации, которая оставила мощный след в нашем национальном сознании. Точнее даже так - само сознание стало предельно (а порой и беспредельно) централистским. И переориентировать его уже нельзя, да и не нужно. Достаточно устранить крайности, а сам централизм сделать более гибким, использовав его организационные возможности для организации русской экспансии вовне (политическое и экономическое распространение русских за рубежом) и внутри (полное и окончательное освоение Сибири).
     Русский сепаратизм имеет чётко выраженную бюрократическую природу. Как и многие другие непотребства, он возник в результате Октябрьской революции. Она дала широчайший простор непомерному расширению бюрократического аппарата, которому в целях планомерного и скорого строительства нового общества дали неограниченные полномочия. Ожидалось, что великая и могучая Номенклатура быстренько соберёт ресурсы в одном центре и двинет страну вперёд - в царство свободы. Однако, творцы “первого в мире государства рабочих и крестьян” не учли одного. Чем больше даёшь какой-либо группе власти и влияния, тем больше она их требует в дальнейшем. Более того, внутри этой группы моментально возникают подгруппы, также стремящиеся стать всевластными и всепроникающими. Нижестоящий выстраивает себя по образу и подобию вышестоящего.
     В 20-е годы очень быстро выкристаллизовались влиятельнейшие ведомственные и региональные группы. Они и думать не думали ни о какой мировой революции. Эти новоявленные олигархи считали, что с них хватит напряга времен гражданской войны, и теперь главное - обустраивать свои вотчины. Социализм они, конечно, строить хотели, но так, чтобы при этом не особо потеть и, безусловно, постоянно укреплять собственное партэлитарное процветание. Всей этой братии очень уж не по нутру оказались разные троцкие и зиновьевы, звавшие раздувать мировой пожар. Зато ей очень понравился товарищ Сталин, предлагавший строить социализм в одной отдельно взятой стране и не гнаться за иллюзорной мировой революцией. В конечном счёте, она его и поддержала, будучи в твердой уверенности, что этот невзрачный грузин станет идеальным “боярским царём”, исполняющим волю олигархии.
     Однако, позже оказалось, что Сталин желает быть чем-то вроде Иоанна Грозного. Иосиф Виссарионович отлично понимал, что без мощного напряжения всех усилий, без отказа от групповых амбиций, Россию в индустриальные страны не выведешь и великой державы не создашь. Вот почему он и поставил заслон олигархическим поползновениям и заставил бюрократию работать, не покладая рук.
     Разумеется, ему этого не простили. Разумеется, ему ответили серией дворцовых заговоров. Причем наиболее мощным из них был заговор 1934 года, организованный группой влиятельных региональных руководителей. Возглавлял группу секретарь бюро по Центрально-Черноземной области Иосиф Варейкис. На XVII съезде ВКП(б) заговорщики попытались поставить во главе партии Сергея Кирова - первого секретаря Ленинградского горкома. Как видно, региональные князьки отводили городу на Неве, точнее, его административно-хозяйственным ресурсам, важную роль в борьбе против сталинской централизации. Кстати, ещё раньше, в 20-е годы Ленинград стал пристанищем антисталинской левой оппозиции. Характерно, не правда ли?
     Киров имел довольно сильные позиции в партии. У него была своя собственная группа, в которую входили: влиятельнейшие лоббисты промышленных ведомств - Серго Орджоникидзе и Валериан Куйбышев, а также Станислав Косиор - руководитель компартии Украины (ярый сторонник “украинизации”). Объединение двух “кланов” положило бы власти Сталина конец. Однако, Киров проявил серьёзные колебания и отказался поддержать заговорщиков. Это и решило его судьбу, а также судьбу группы Варейкиса, участники которой были репрессированы в достопамятном 1937 году. Показательно, что сторонники Варейкиса в том самом году сделали ещё одну попытку снять Сталина. На этот раз в качестве антисталинского тарана ими был использован Осип Пятницкий, бывший руководитель разведки Коминтерна. На июньском пленуме ЦК Пятницкий выступил с обличением репрессивной политики Сталина, но большинство верхушки отказалось его поддержать.
     Следующий раз партэлитарный сепаратизм вылез на политическую сцену уже после войны. И он опять имел “ленинградское” лицо. Во второй половине 40-х годов в партийно-государственном руководстве образовалась группа выходцев из Ленинграда. Её возглавляли - секретарь ЦК Алексей Кузнецов, председатель Госплана СССР Николай Вознесенский и председатель Совмина РСФСР Михаил Родионов. Находясь в тесной связи с руководством Ленинградской парторганизации, эта группа готовила радикальную реформу. Планировалось создать компартию РСФСР и сделать столицей Российской республики город Ленинград. То есть ленинградская группа стремилась поднять статус Российской Федерации в Союзе. Такой патриотизм вызывает искреннее уважение, и мне понятно, почему националисты склонны возвеличивать “ленинградцев”. Однако, благие патриотические намерения очень часто вымощивают дорожки, ведущие в ад безответственности. Я думаю, события последних лет пятнадцати продемонстрировали это весьма наглядно. И патриоты-”ленинградцы” вполне бы вписались в нынешнюю патриотическую тусовку, чья безответственность достигла прямо-таки космических размеров.
     Ведь к чему бы привёл перенос столицы? В стране образовалось бы два конкурирующих друг с другом центра. Возникла бы ситуация, похожая на ту, что была в 1991 году, когда противоборство союзной и российской элит завершилось развалом страны. Но тогда оба центра находились в Москве, и это заведомо снижало вероятность раскола самой РФ. Грубо говоря, одна московская команда сменила в Кремле другую. А вот если бы развернулась борьба между Москвой и, скажем, Ленинградом, то результатом её мог стать откол от страны довольно-таки обширных русских территорий.
     К тому же “ленинградцы” действовали втайне от Сталина, который, к слову, и сам был не лишен русофильства. А любая тайная возня воздействовала на вождя так же, как красная тряпка на быка. Сталин вполне терпел открытых оппонентов, естественно, не подвергающих сомнению “генеральную линию”. Лучший тому пример - Жуков, открыто возражавший вождю по многим вопросам. Но какие-либо скрытые течения вождём подавлялись безжалостно. Он ведь отлично знал всю опасность дворцовых интриг, и многолетнее участие во внутрипартийной борьбе развило его подозрительность до предела. И вовремя подкинутый Берией и Маленковым компромат лёг на благодатную почву. С группой расправились вполне в духе тех времён.
     Но это всё были ещё цветочки. Ягодки начались при Хрущёве, когда начальству - ведомственному и местному - дали слишком уж много свободы. Не случайно, что в 1957 году местные парторганизации решительно поддержали нового лидера в борьбе с так называемой “антипартийной группой”. И они же сыграли одну из ключевых ролей в смещении Хрущева в 1964 году. Дело в том, что под конец своего правления Никита Сергеевич повёл себя слишком уж самостоятельно и даже задумал встряхнуть аппарат широкомасштабной реформой. Замысел был сталинский, а вот замах - хрущёвский. Поэтому горе-реформатор быстро вылетел из Кремля.
     Пришедший к власти Брежнев был уже типично “боярским царём”. Управляя сверхдержавой, он мыслил и действовал в сугубо региональном масштабе. Впервые в советской истории Центр перешел под контроль одного регионального клана - “днепропетровцев”: Брежнева, Подгорного, Кириченко, Шелеста. Сей “клан” жировал вовсю и давал пожить другим “кланам” - медуновскому, рашидовскому и т. п. По сути, страна была поделена на уделы - ведомственные и региональные.
     Чем такой раздрай закончился - общеизвестно. Вконец уже обнаглевшая бюрократия навязала стране капитализм, который сохранил многие худшие черты брежневского “социализма”. Среди них - региональная вольница. Её, правда, несколько сдерживает президентская вертикаль, но долго она, я думаю, не протянет. Если, конечно, не проведёт серию решительных мероприятий по централизации  страны.
     Надо всегда иметь ввиду - централизм в России должен быть жёстким. Самоуправление регионов должно находиться под строжайшим контролем со стороны представителей Центра (прообраз такой системы уже существует, но это только прообраз). Любые попытки расчленить страну должны караться смертной казнью. В стране должен царить и умело поддерживаться пиарщиками культ Великой Москвы.
     Не может быть и речи не только о переносе столицы, но и о перемещении каких-либо федеральных структур в иные города! В условиях России они моментально превратятся в орудие сепаратизма, в некие альтернативные власти. Недавно выступая перед большим количеством журналистов, президент Путин (ныне премьер министр РФ - ред. БашКлип) допустил возможность частичного переноса, сославшись на опыт ФРГ. Дескать, там федеральные органы могут находиться в разных местах. Вот блестящий образчик того, как наша правящая элита механически переносит западный опыт на русскую почву! А ведь сказано же было давно: “Что русскому здорово, то немцу - смерть”.
     Запад может себе позволить разброс структур, ибо он преодолел феодальную раздробленность гораздо менее проблемно и конфликтно. Там в большей степени, чем у нас, имело место быть внутреннее, органическое развитие. А на Руси всё делалось быстро и чересчур жёстко - подгоняла военная угроза. Вопрос ставился так: “Быть или не быть”? И, перефразируя Солоневича, я скажу, что Россия предпочла быть - очень страшной ценой. Раздробленность была не столько преодолена, сколько загнана вглубь национального сознания. А сегодня она, разбуженная советским боярством, пытается выплыть на поверхность и высадиться на берег. Поэтому нужно быть начеку и не ослаблять московитской хватки. При этом повторюсь - ничто не мешает развивать самоуправление - там, где имеются в виду вопросы регионального масштаба. И упор здесь должен делаться на экономику.
     То, что сейчас было сказано, касается именно русских регионов. Как раз в отношении регионов национальных я настроен гораздо более благодушно. Нацменовский сепаратизм не столь уж и страшен для нас, хотя и с ним нужно вести суровую и беспощадную борьбу. Он никогда не победит без сепаратизма русского.
     Вспомним гражданскую войну. Тогда на окраинах процветал такой сепаратизм, которого у нас в 80-90-е годы прошлого века не было и в помине. Но с ним справились и справились довольно быстро. Почему? Да потому, что и “белые”, и “красные” одинаково стояли на почве единого государства. Русские разбирались между собой по поводу общественного устройства, но не думали о том, как бы превратить свои области в новые уделы. А ведь тогда возникало множество различных “суверенных” республик типа Донецкой или Дальневосточной. Очень часто отдельными республиками себя провозглашали даже деревни. Но все эти образования были вызваны исключительно обстоятельствами войны и они безбоязненно вливались в состав единого государства тогда, когда эти обстоятельства исчезали.
     Но в конце XX века возник именно российский сепаратизм, который и позволил развиться сепаратизмам национальных окраин. И вот любопытный момент - даже опереточный путч 1991 года заставил испуганно притихнуть всех национал-сепаратистов. Даже гордые прибалтийские “националисты” затихли в тихом ужасе и позволили местным омоновцам крушить пограничные столбы и сносить таможни. Можно представить себе - что было бы, придя тогда к власти ответственное патриотическое руководство.
     Не грех было бы вспомнить и о событиях 1999 года, когда “партией власти” чуть не стало объединение “Отечество - Вся Россия” (ОВР), в котором главную роль играли региональные лидеры - “нацменские” (Шаймиев, Рахмонов, Аушев) и “русские” (Лужков, Яковлев). На первых порах к этому движению примыкало едва ли не большинство региональных руководителей. И только после того, как Кремль преодолел апатию и выдвинул фигуру Путина, “региональщики” предпочли перестраховаться и поддержать Центр.
     Мы сегодня даже не представляем себе - что произошло бы в случае победы “регионалов”. Мы как-то не сопоставляем два факта, совпавших во времени - усиление позиций ОВР и налёт басаевцев на Дагестан. Если бы эти два процесса завершились успешно, то Федерация рухнула бы как карточный домик, на который оно к тому моменту походила. Слава Богу, власть ввела войска в Чечню, а ОВР было потоплено в целом море чёрного PR-а. Она, конечно, совершила это, исходя из собственного интереса, понимая, что крушение РФ её уничтожит, сделав попросту ненужной. Но объективно её действия полностью отвечали интересам России.
     Всё это лишний раз заставляет задуматься об угрозе сепаратизма русских регионов.
     В то же время, национальные образования могут себе позволить некоторые “архитектурные” излишества.
     Мне уже приходилось отстаивать эту точку зрения в статье “Несколько слов в защиту федерализма” . В ней была высказана мысль о необходимости отдельного развития Великороссии и нацреспублик - в рамках одного государства. Здесь как раз и допустимы - как ирредентизм, так и робинзонада. Нацменьшинства должны собраться на своих исторических землях и жить по своим обычаям. Они станут как бы островками в море Русского национального государства. И до тех пор, пока не обмелеет это море, сепаратизм республик не достигнет своего высшего уровня, на котором происходит “самоопределение вплоть до отделения”.Давайте не будем строить иллюзий - сепаратизм в национальных областях всегда был и всегда будет. Любая нация стремится к самоуглублению и самоизоляции. Любой национально мыслящий человек думает так: “Есть МЫ и есть ОНИ, поэтому МЫ должны иметь максимум средств для того, чтобы отличаться от НИХ. Политика, с её властными и силовыми механизмами, есть едва ли не самое важное такое средство”.
     И если подобным образом думает национально мыслящий инородец в России, то ему надо дать такое средство - в виде квазигосударства с военно-полицейскими частями и дипломатическим ведомством.
     Альтернативой может быть только одно - превращение России в Россиянию, в плавильный котел, производящий “гражданскую нацию”, в которой слиты все этносы. Отказ от национализма инородческого возможен лишь в случае отказа от национализма русского. Об этом, собственно говоря, нам и трендят с утра до вечера либералы.
     Нам такая безликая и перемешанная Россияния не нужна. Нам нужна Россия, представляющая гибкий союз русского централизма и нацменовского сепаратизма.
     Нам, националистам, следует тщательно продумать угрозу “русского” местничества. Следует быть готовым ко всяким неожиданностям. Весьма возможно, что завтра многие наши ура-оппозиционеры, радеющие за “русскую идею”, побегут брататься с разного рода “регионалами” - в надежде сокрушить ненавистный “антинародный режим” любой ценой. Они будут апеллировать к “вольному Новгороду” (кое-кто уже апеллирует) и требовать образования зоны, независимой от “антирусской власти”. Всё может быть. А посему - бдительность, бдительность и ещё раз бдительность!

 Разделённый мир

     Угроза сепаратизма в России иная, чем в СССР. Она связана не с политическими и идеологическими расхождениями, а с бизнес-конкуренцией региональных и федеральных элитных групп.
     Углубляющийся финансово-экономический кризис снова актуализировал рассуждения о возможной угрозе сепаратизма для российской государственности. Для этого есть несколько причин, некоторые из которых прямого отношения к собственно кризисным явлениям в экономике не имеют.
     Во-первых, фактор признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Пойдя на нарушение принципов «беловежского национализма» (когда границы между республиками бывшего Советского Союза признавались как межгосударственные рубежи новых независимых образований), Москва создала политико-правовой прецедент. Не только внутри СНГ, но и в мире (если иметь в виду отношение различных стран к РФ и ее внешней политике). Нарастающие экономические проблемы отчасти актуализировали этот прецедент, который мог бы быть «спящим» в случае продолжения путинского «процветания». Во-вторых, история России знала много примеров (1917, 1991 годы), когда казавшееся сильным в большей или меньшей степени централизованное государство по мере своего ослабления сталкивалось с центробежными тенденциями. При этом совсем не обязательно эти тенденции были связаны с этносепаратизмом. Достаточно было простого усиления антистоличных (антипетербургских или антимосковских) настроений (сибирское областничество или проекты казачьих республик). Кстати сказать, сегодняшние события в Приморье или в Мурманске показывают – протест против центра вовсе не обязательно проходит под флагом этнической солидарности. Он может быть организован этническими русскими, но при этом направлен против столичной бюрократии и российского общефедерального правящего класса.
     Во-вторых, проблема обеспеченности финансовыми ресурсами. Еще в середине января 2006 года «крестный отец» рыночных реформ в России, а ныне руководитель Института экономики переходного периода (ИЭПП) Егор Гайдар выступил с обстоятельным докладом, в котором сделал неутешительные прогнозы относительно перспектив России. По мнению Гайдара, СССР в 1985¬ Not sign-1986 годах постигло авральное падение цен на нефть. Поскольку «путинская стабильность» во многом базировалась на том же фундаменте, что и брежневский СССР, неблагоприятная ценовая конъюнктура на нефтяном рынке может привести к тому, что Россия столкнется с банальной нехваткой средств. Чем это грозит? В случае с дотационными республиками Северного Кавказа – сокращением финансирования, а в случае с обеспеченными Татарстаном и Башкирией – попытками «заимствования» и перераспределения для «общих» интересов вкупе с давлением на властные прерогативы этих образований в составе РФ.
     Добавим сюда, впрочем, не впадая в крайности конспирологических теорий, и внешнее давление на Россию. «Заинтересованные» стороны, конечно же, будут использовать описанные выше проблемы – если не для достижения распада, то для ослабления РФ, выведения страны из «большой игры» в Европе и в Евразии.
     Однако было бы неверно ограничивать анализ возможной сепаратистской угрозы исключительно экономическим инструментарием. В России (с чем упорно не хотят соглашаться наши псевдолибералы) существует гораздо большее по сравнению с Европой количество сфер, в которых негосударственное регулирование принципиально невозможно. Сюда можно отнести и протяженные государственные границы, из-за чего необходимо содержать численно более крупные вооруженные силы, полицейские структуры, органы безопасности и т.п. В этом же ряду проблем и различные по своему социально-экономическому, политико-правовому и социокультурному уровню и развитию регионы, что требует от государства значительных усилий по их разумной гомогенизации, формированию единства из всего многообразия отдельных частей.
     В нашей стране у населения отсутствуют развитые традиции местного самоуправления и низовой организации (вече и казачий круг оставим историкам). При этом речь идет именно о позитивной низовой организации, а не о возникновении незаконных вооруженных формирований и диверсионно-террористических групп.
     Российское общество также имеет серьезный запрос на патерналистские настроения. Игнорировать их по крайней мере неразумно. Иначе велика вероятность повторения того, что

Похожие материалы:
Комментарии
Всего комментариев: 8
avatar
8
неделимость россии принципиальное дело, раньше до руси все делилось, и князья друг друга рубили, сейчас братья русских -украинцы продали свою честь США. монголы были проездом в россии 300 лет! ужас 300 лет в россии жили монголы, даже сейчас в калмыкии остались. тогда еще русь была поделена на части. вот вроде начали собироать россию по кускам собирали-собирали, превратились в комунистов, собирали-собирали, и на тебе , как все раскололось, пропала СССР, теперь осталась 1 россия голоя, и все вокруг ждут, когда же и голоя россия расподется.
ждем-ждем-ждем, надеюсь не дождуться...
avatar
7
Россия - щедрая душа!!!!!!!!!!! surprised
avatar
6
wacko wacko wacko
avatar
5
Огромное спасибо за очень интересный и полезный материал!
avatar
4
Ну конечно, тут и говориться о больших денег и власти! Всех сепаратистов покупают! Предполагаю, что Вашингтон! Им выгодно иметь слабые нефтеные страны, как Ирак, Кувейт и т.п., чтоб в дальнейшем оккупировать!
Недавно(примерно в этом году) Кандали зе Райс предложила России отдать СИБИРЬ на общие пользование всем странам!!! smile ой-не магу happy чтоб стать таким дубом, нужно учиться)))
avatar
3
Сенкс
avatar
2
Сепаратизм на пустом месте не раждается. Думаю все эти микроорганизации по всей стране требующие отделения от России и не зависимости от центра кем то спонсируются из в не, идеология независимости тоже привносится из в не. Не может такого просто быть чтобы народ пусть даже крайне не довольный действиями властей стал бы требовать отделения своего региона от остальной части страны, это абсолютно не логично, обычно при этом как раз разными способами проявляется не довольство, требуется отставка правительства, президента и т.д.
И вот здесь скорее всего народ, да и сама власть являются заложниками элементов геополитики.
avatar
1
РОССИЯ ЕДИНАЯ ВЕЛИКАЯ НЕДЕЛИМАЯ !!!!!
avatar