«Живьем никого не сжигаем»: правда и вымысел о скандале в приюте для бездомных животных в Уфе

22.11.2018 в 03:34 \\ Общество \\ 372
  • Первый рисунок

Посреди ночи в среду, 21 ноября, уфимцев разбудил крик о помощи, который от имени бездомных собак присылали в соцсети и раскидывали в мессенджеры зоозащитники.

— В пункте временного содержания в Миловке нас сжигают. Мы каждый день идём в крематорий на мучительную смерть, чтобы владельцы ПВС выполнили план и отчитались, что все деньги налогоплательщиков потрачены правильно. Никакая это не передержка, это усыпалка навсегда. Может нас успеют спасти? — гласили печальные строки.

Утром краски сгустились: волонтеры заявили, что животных сжигают массово, причем длится вся эта вакханалия на территории поселка уже не первый день.
В ситуации разбирались корреспонденты Ufa1.
Вот так выглядит миловская «Доброта» снаружи — обычный бывший коровник
Активисты идут по следу

Всё началось с того, что на канале YouTube появился видеоролик, снятый этой ночью в том самом пункте временного содержания в Миловке. На кадрах экологический активист Антон Апаев поведал, как обнаружил на территории пункта мертвого щенка и трубу, где тлели какие-то непонятные предметы, которые, по его словам, источали невыносимый запах.

— Очевидно, что здесь проводились какие-то сжигания. Активисты утверждают, что именно здесь сжигают собак, — говорит Антон.

По утверждению зоозащитницы Елены Чикиревой, она тоже присутствует на видео, 1 декабря у ПВС заканчивается срок аренды помещения.

— Продлевать ее они не собираются, деньги свои хапнули, собаки ежедневно уничтожаются пачками, — взволнованно говорила Елена. — Мы приехали ночью, руководства нет, везде висят замки глухие. Собак всего 15–20, их было здесь гораздо больше. Сидят голодные, у них ни воды, ни корма. Их намеренно морят голодом, больше умрет, меньше сжигать останется.

По сути, активисты всё делают правильно: если есть сигнал, на него нужно реагировать. А если вопрос идет о жизни и смерти, то действовать нужно немедленно.

Так что же происходит в Миловке? Неужели барбосов действительно живьем кидают в топку? Выезжаем на место.

Собак на улице и правда не оказалось: их перевели в тепло
«Что вы хотите все, я не понимаю?!»

Пункт временного содержания бездомных животных «Доброта» располагается на окраине поселка Миловка между Демой и Затоном. Точного адреса у него нет, известно лишь, что неподалеку есть улица Новая, поэтому мы плутаем между длинными заброшенными павильонами. Когда-то давно здесь была опытная ферма аграрного университета, где будущие ветеринары учились обращаться с коровами и лошадьми. Хозяйство давно забросили, огромные амбары зияют пустыми глазницами. Возле одного из них заметна какая-то возня: на двух легковушках подъехали три девушки и таскают в хибару какие-то коробки.

На поверку девушки оказались волонтерами, а в ящиках они привезли бездомышам еду — это и есть миловский ПВС.

Это «летние» собачьи квартиры
— Вы за собакой приехали, взять хотите? — в глазах одной из них затеплилась надежда.

Объясняем цель своего визита и вместе с добровольцами двигаемся в сторону входа, где возле пустующих вольеров бродит с метелкой внушительных габаритов мужчина по имени Александр.

По словам волонтеров, они ездят в приют кормить животных. Узнали о нем в июле и решили помогать, кто чем может: одна девушка работает в магазине и собирает некондицию, другая договорилась с кафе о поставке объедков.

— Приезжаем утром, когда здесь открыто и есть работники, обычно это с 9 до 11. Мы все работаем, поэтому получается сюда выбраться не чаще одного раза в неделю, — объясняет девушка по имени Айгуль. — Здесь около 50 собак было.

Добровольцы стараются навещать подопечных хотя бы раз в неделю
— То есть вы сможете определить, если кого-то не хватает?

— Весьма примерно — животных постоянно отлавливают новых, кого-то забирают, кого-то отпускают, — говорит Айгуль.

Александр, мягко говоря, нашим визитом возмущен.

— То говорят, что собаки мерзнут: я их запустил внутрь. Теперь говорят, что мы их сожгли. То пишут, что собаки друг друга едят. Что вы хотите все, я не понимаю?! Зачем слух какой-то распускаете? Крематор уже пять лет не работает, там паутиной всё заросло! — напустился на нас работник, но запускать внутрь крематория всё же не стал. — Это от соседей идет запах, они мусор жгут, там поросята, здесь же рядом ферма действующая.

Выплеснув первую порцию гнева, мужчина перевел дух и позволил волонтерам пройти к животным.

— Идите в тепло, тут же на морозе всё застынет. Там им каши немного осталось, — Александр махнул рукой вглубь апартаментов.

Мы увязались следом и мимо палет с мясо-костными огрызками у двери — подарок собакам от других волонтеров — шмыгнули внутрь.

Волонтеров с едой бездомыши встречают звонким лаем
«А вы заберите каждый по собаке»

Теплая крохотная кандейка оказалась прямо у входа. У окна возвышался диван, рядом стол, а в центре — огромный чан с кашей. Волонтеры накрошили в кастрюлю батоны и булки, размешали похлебку черенком от лопаты, переложили в небольшое ведерко и понесли угощение барбосам, закрытым в соседней комнате. Собаки встретили кормежку и гостей дружным заливистым лаем.

— С самого начала здесь работаю почти, с 2016 года, — рассказал, успокоившись, мужчина. — Собак к нам привозят отловщики, их прямо здесь ветеринар стерилизует — девушка из Затона приезжает, чипируем. Кого-то эти девочки-волонтеры пристраивают, кого-то мы сами, находим им хозяев. Тех, кого долго не брали, допустим, пару месяцев уже, мы на волю выпустили — всё равно размножаться они уже не будут.

В собачьей комнате в нос бьет жгучий дух псины. Ничего не попишешь — выводить барбосов в туалет некому, поэтому собаки вынуждены справлять нужду прямо в импровизированных загончиках, где сидят небольшими компаниями по 7–10 животных, иногда меньше. На полу настелены солома и опилки, их запасы хранятся в огромных тюках в коридоре. Отдельно отсадили щенков, их тут 20 — взрослые собаки во время кормежки их гоняют от плошки. Но пока что нет ни драк, ни распрей — собаки причмокивают похлебкой.

Если каждый заберет домой по собаке, тоскующих глаз в вольерах не останется
— Вот люди кричат: ах, животных сжигают! А вы придите, заберите каждый по собаке и кошке домой. Так ведь всем нужны породистые. Хотя и их тоже выкидывают — у меня во дворе шотландец бродит. Наигрались и бросили, — негодуют волонтеры.

По нашей просьбе волонтеры пересчитали питомцев.

— Те, что на улице были, семь штук, в дальнем вольере сидят. Никто не пропал, — пожала плечами Айгуль. — Только Бобика нет, лохматый такой пес был — Александр говорит, его на днях забрали.

Девушки уверили нас, что за неделю, что их не было в «Доброте», никто из питомцев бесследно не исчез. Выходит, никто в печи не сгорел, по крайней мере на этой неделе.

В этих кулях привезли сено и опилки для вольеров. Дверь справа — медпункт
«Животных жгут? Не слышали. И запахов не было»

Удивительное дело, но не жалуются на специфический дух крематория — удушливый смрад горелого мяса и шерсти — и жители Миловки. Буквально в 50 метрах от приюта в продуктовом магазине на улице Новой скучает продавщица в шерстяной шапочке.

— Я уже две недели каждый день выхожу на работу. До шести я за прилавком, а потом пешком иду домой, я на другом конце поселка живу. Никаких странных запахов не помню, врать не буду, — удивляется женщина.

В паре сотен метров от собачника высятся жилые массивы двухэтажек. Рядом в металлическом гараже ковыряются двое пенсионеров.

— Собак жгут? Не слышали. И запахов не было. Нет, ну иногда пованивает, конечно, — там же свинарник рядом, — поведал седой мужчина в кепке.

Не беспокоил смрад жженых тел и жильцов двухэтажек.

Всего в приюте обитают около 50 псов
«Живьем никого не кидаем, мы же не звери»

Пункт временного содержания «Доброта» появился под Уфой в 2016 году и уже в 2017-м заключил контракты на отлов и содержание животных с несколькими районами и городами республики. Информация о нем есть на официальном сайте Дюртюлинского района, знакомы с его деятельностью и в Стерлитамаке. Правда, администрация рабочего городка осталась «Добротой» недовольна.

— С ними расторгли договор, поскольку они выполняли обязанности ненадлежащим образом. Они не выезжали на территорию и не отлавливали собак, а заявок было много, — рассказали в пресс-службе местной мэрии.

Уфимских беспризорных собак в 2017 году ловила тоже «Доброта»: на тендере управления коммунального хозяйства и благоустройства администрации Уфы они запросили 12 миллионов за свои услуги и выиграли торги. Как поговаривают волонтеры, в Миловку везут собак со всей Башкирии. Правда, сайт компании, где можно было бы проверить эту информацию, мы не нашли.

Есть тут и кошки. К счастью, их всего четыре
Дежурная в диспетчерской приюта от разговора с корреспондентом Ufa1 уклоняться не стала, наоборот, даже помогла связаться с руководителем организации Владимиром.

— За эту информацию, что распространяют в Сети, можно и в суд подавать, — возмущался директор «Доброты». — Работники утром пришли — все двери открыты, операционная, где мы животных стерилизуем, взломана. Мы занимаемся такой неблагодарной деятельностью, что всем перешли дорогу: и тем, кому мешают бродячие собаки, и тем, кто их любит. Организаций, которые содержат бездомных животных, много, конкуренция большая. Вы сами посмотрите, есть ли у кого еще такие условия по содержанию, как у нас. Я не понимаю, кому это нужно, и не хочу понимать — мы просто занимаемся своим делом. Склоняюсь к мысли, что материал этот заказной. Да, мы кремируем погибших животных, но живьем никого не кидаем, мы же не звери.

Это крематорий, который зарос паутиной.

Его устройство нам показывать не стали.
Лечат и кормят за свой счет

Организаций, которые занимаются пристройством бездомышей, в Уфе, и правда, пруд пруди. Но до муниципального приюта руки у города так и не дошли: все, какие есть, действуют на добровольных началах: люди с добрым сердцем собирают больных и калечных собак и кошек на улицах, лечат и кормят за свой счет, иногда попрошайничая для питомцев в соцсетях. Через пару месяцев отмытых и откормленных Тузиков и Барсиков красиво фотографируют и пытаются пристроить в добрые руки. И не всегда, надо сказать, успешно: у одной знакомой бабушки, ей приносят котеек на передержку, с десяток животных ошиваются годами. Есть в башкирской столице и многострадальный тезка миловского ПВС «Доброта», он находится в поселке Ново-Александровка, собирает бродячих собак и точно так же существует на пожертвования горожан, еле-еле сводя концы с концами.

А вот в этой истории концы-то мы всё-таки нашли. Оказалось, шум вокруг миловского ПВС поднял мужчина по имени Рустем.

— Я живу в Миловке, уже неделю приезжаю домой вечером, и шесть дней этот запах идет со стороны фермы, сжигают что-то, палят. Я понимаю, на ферме поросят режут, но не шесть же дней подряд? Ладно, место им отвели, деньги выделили, говорят, восемь миллионов. Так на эти суммы там такое можно наворочать — собаки лучше людей жить будут! У моей знакомой в Черниковке тоже приют. Я вчера ее спросил, мол, куда обратиться, сколько можно терпеть этот запах?! — признался мужчина. — И вот пошло-поехало.

Не исключено, что «Доброта» из Миловки и в самом деле ни при чем. Сейчас это выясняет полиция: как уточнили в МВД по Башкирии, в приюте проводится проверка.

Животным нужны хозяева. В том, что они стали бродячими, мы сами виноваты

Похожие материалы: